10 наиболее важных событий в Центральной Азии в 2019 году

опубликовано 2020-01-31 00:01:00

Казахстанский Совет по Международным Отношениям (КАСМО) представляет традиционный обзор десяти наиболее важных событий в 2019 году, имеющих ключевое значение для политического и экономического развития, стабильности и безопасности стран Центральной Азии. Данный аналитический обзор является коллективным взглядом экспертов КАСМО на основные процессы в центральноазиатском регионе в 2019 году. Выражаем надежду, что данный материал будет актуальным для экспертного сообщества, СМИ и государственных структур.

1. Усиление геополитических афтершоков

Нарастание конфликтности в отношениях ключевых геополитических игроков как США, Россия и Китай будет напрямую и косвенно влиять на процессы в Центральной Азии в 2019 году. Повышающийся градус конфронтации российско-американских отношений на фоне введение новых санкций Белого дома по отношению к России будет косвенно сказываться, и придавать неформальную напряженность странам Центральной Азии в ее сотрудничестве США. К тому же ослабление и повышение волатильности местных валют стран региона будет связано с неопределенностью и спекулятивностью отношений Вашингтона и Москвы, а также с ожиданием дополнительных пакетов санкций. На этом фоне, принятое в 2018 году, решение США выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) в 2019 году приведет к дальнейшей эскалации военной гонки между США и России, что будет влиять на дальнейшее формировании оборонной стратегии Москвы в Центральной Азии. В 2019 году США будет наращивать давление на Китай в сфере торговли, новых технологий и оборонном секторе. Не смотря на договоренность США и Китая, не вводить с 1-го января 2019 года дополнительных тарифов, торговые отношения между двумя странами будут обостряться. По мнению экспертов, торговое противостояние между Пекином и Вашингтоном примет более серьезный характер, что усилит фактор неопределенности в глобальных финансовых процессах. В этом контексте, для стран Центральной Азии, учитывая географическую приближенность и тесное стратегическое сотрудничество с Россией и Китаем, а также партнерство с США, будет требовать современного маневрирования и приспособлении внешней политики к быстро меняющимся геополитическим реалиям. Согласно оценкам экспертов, в 2019 году, конфронтация США с Китаем и Россией будет мотивировать Пекин и Москву к более активному сотрудничеству в регионе в рамках сближения Евразийского экономического Союза (ЕАЭС) и китайской инициативы «Пояс и Путь», также в рамках контртеррористических инициатив на базе Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Важно подчеркнуть, что политика Китая в Центральной Азии будет двойственной. Китай будет колебаться между собственными интересами, диалогом с Россией в регионе и перспективой китайско-американской сделки.

2. Замедление темпов экономического роста в Центральной Азии

Согласно оценкам и прогнозам, ведущих международных финансовых институтов, в 2019 году ожидается замедление темпа глобального экономического роста. Во многом это связанно с неопределенностью в экономической политике крупных мировых держав, финансовых центров, волатильностью цен на нефтепродукты, что в значительной мере будет влиять на международные потоки капитала, и на условия фондирования для многих государств. На этом фоне повышение процентной ставки Федеральной резервной службы США, и торговые войны, отрицательно влияющие на развитие международных экономических отношений, лишь усилят торговый дисбаланс в мире. В этой связи, с учетом ключевых мировых тенденций, текущей экономической конъюнктуры и ситуации в регионе в 2019 году в 5 государствах Центральной Азии прогнозируется, что вероятнее всего темпы экономического роста будут ниже прошлых лет. Средние темпы экономического роста в Казахстане составят около 3-3,5%, в Кыргызстане 3,2-3,8%, в Узбекистане 4,5-5%, в Таджикистане 5-5,5%, и в Туркменистане около 5,5-6%. В целом по региону темп экономического роста в 2019 году будет на уровне 4-4,3%. Вместе с тем, изменение цен на энергоресурсы и замедление деловой активности, может стать позитивным толчком для развития неуглеводородного сектора в Центральной Азии, в особенности вКазахстане и Узбекистане при условии дальнейшей реализации структурных реформ, нацеленных на повышение конкурентоспособности и производительности, а также взаимовыгодного сотрудничества в рамках китайской инициативы «Пояс и Путь».

3. Интеграционный романтизм

В 2019 году страны Центральной Азии будут продолжать позитивный вектор укрепления и расширения взаимодействия внутри региона. После первой консультативной встречи лидеров пяти центральноазиатских стран прошедшей в Астане в 2018 году, в марте текущего года в Ташкенте состоится вторая рабочая встреча глав государств региона. Данная инициатива придаст позитивный импульс дальнейшему развитию кооперации в области обеспечения региональной безопасности, активизации торгово-экономических связей и приграничного сотрудничества, расширения транзитно-транспортного потенциала, а также комплексное использование водно-энергетических ресурсов в Центральной Азии. На этом фоне усиление регионального сотрудничества будет также наполняться двусторонними официальными визитами и встречами глав стран Центральной Азии.
Важным элементом укрепления сотрудничества в регионе будет связан с позитивной динамикой взаимодействия между Астаной и Ташкентом. В этом контексте, символичным является, ознаменование 2019 года «Годом Казахстана в Узбекистане». Одним из примеров взаимовыгодного сотрудничества служит соглашение о взаимном признании виз между некоторыми странами региона. Следует отметить, что председательство Кыргызстана в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в 2019 году, и намеченный на июнь текущего года Саммит ШОС в Бишкеке, актуализирует ключевые региональные вопросы и привлечет международное внимание к региону. В текущем году Туркменистан также будет председательствовать в Содружестве Независимых государств (СНГ), тогда как в Ашхабаде в октябре 2019 года пройдет очередное заседание Совета глав государств СНГ. В первой половине 2019 года Европейский Союз обозначит новую стратегию по Центральной Азии, которая будет также играть вспомогательную роль по продвижению повестки внутрирегионального сотрудничества. Вместе с тем, нельзя переоценивать заданный курс на центральноазиатское сближение, так как за 2-3 года нельзя смягчить и нивелировать последствия 25-летней разобщенности. Перед странами региона стоит большая работа по систематизации и решению внутренних вопросов, прежде всего экономических и социальных. На данном этапе «интеграционная повестка» в большей степени подкрепляется преимущественно заявлениями глав государств и сотрудничеством в основном на двустороннем уровне.

4. Запуск новых реформ: фокус на социальную сферу

2019 год в странах Центральной Азии будет ознаменован началом реализации целого ряда реформ, при этом в основном власти стран будут фокусироваться на решении вопросов социального характера, а также обеспечении общественного порядка и безопасности. Прежде всего, стоит отметить изменения в системе налогообложения и оплате труда для определенных групп населения. Так, в Казахстане с текущего года повышен минимальный размер заработный платы в 1,5 раза, снижен индивидуальный подоходный налог для граждан с низкими заработками, введен единый совокупный платеж для привлечения на льготных условиях категорию самозанятых лиц в пенсионную систему и систему социального страхования. В Кыргызстане предусмотрено увеличение заработных плат для работников в сфере здравоохранения, культуры, а также для водителей и технического персонала. В Узбекистане для физических лиц начал действовать единый налог на доходы в размере 12%, отменены страховые взносы во внебюджетный пенсионный фонд, а также запланировано повышение заработных плат работников сферы образования и здравоохранения. В Казахстане и Кыргызстане текущий год будет характеризоваться и значительными преобразованиями в системе органов внутренних дел, обусловленных запросом общества на усиление обеспечения безопасности. В рамках «Дорожной карты по модернизации органов внутренних дел» в Казахстане будет проведена оптимизация штатной численности сотрудников министерства внутренних дел, планируется утверждение нового национального стандарта полицейского и использование сервисной модели работы с населением. В свою очередь в Кыргызстане с 1 января вступили в силу пять новых кодексов: уголовный, о проступках, о нарушениях, уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительный. Создана новая структура – патрульная милиция. В целом реакция властей стран на решение социальных вопросов положительно воспринимается общественностью, однако последующая реализация мер в этом направлении не всегда получает одобрение со стороны граждан. Также следует учитывать тот, факт, что принимаемые нововведения ориентированы на определенные социальные группы и не могут удовлетворить целый пласт усиливающихся запросов всего населения. Тем не менее, в совокупности все эти меры демонстрируют обновление условного социального контракта между государством и обществом.

5. В ожидании нового электорального цикла

Процессы в Центральной Азии в 2019 году в значительной мере будет определять электоральный фактор. На 2020 год намечены президентские выборы в Казахстане и Таджикистане, а также выборы в парламент Кыргызстана. В конце текущего года ожидаются выборы в парламент Узбекистана. Одним из главных электоральных событий предстоящего электорального цикла, безусловно, станут парламентские выборы в Кыргызстане. Учитывая возросшую роль парламента в политической системе страны, следует понимать, что от их итогов зависит дальнейшая расстановка сил в среднесрочной перспективе, и присутствует большая вероятность того, что те или иные стороны пойдут на блицкриг и могут запустить досрочный формат парламентских выборов. Кроме того, сценарий по внеочередной избирательной кампании не исключается также и в экспертных дискуссиях Казахстана. В силу вышесказанного электоральный нарратив будет заметным в регионе – власти большинства стран Центральной Азии в большей или меньшей степени будут готовиться к процедуре по подтверждению своей легитимности. Поэтому их действия в той или иной степени будут носить электоральный характер. Особенно учитывая, что изменился возрастной состав электорального ядра, а геоэкономические условия не располагают к мягким условиям переизбрания. Вместе с тем, на этом фоне следует также ожидать общий тренд роста популизма, который будет характерен и для общественного поля в Центральной Азии.

6. Усиление внимания к демографическим трендам

Последние несколько лет для региона были ознаменованы определенными количественными и качественными изменениями в демографии. В 2017 году население Центральной Азии перешагнуло отметку в 70 миллион человек. Страны региона постепенно приближаются к порогу старости по шкале старения ООН, что во многом обусловлено увеличением продолжительности жизни и снижением смертности населения. Наряду с этим, в 2019 году продолжается рост численности детского населения, доля которого в регионе составляет около 30%. Структурные изменения в демографической картине стран уже сейчас начали оказывать влияние на формирование государственной политики. Свидетельством этого является реализуемые в странах Центральной Азии проекты, которые в первую очередь ориентированы на молодое поколение. Так, 2019 год в Казахстане был официально объявлен годом молодежи, второй раз проводится отбор в рамках республиканского проекта «100 новых лиц Казахстана», направленный на продвижение идей успешности среди населения страны.В Узбекистане был организован Фонд «Эл-юрт умиди» по подготовке специалистов за рубежом и диалогу с соотечественниками при Кабинете министров. Отдельным трендом можно выделить актуализацию вопросов урбанизации в Центральной Азии. На сегодняшний день регион слабо урбанизирован, однако, в официальной повестке властей стран прослеживается акцент на повышение роли городов и увеличение доли городского населения. В январе 2019 года президентом РУ Ш. Мирзиёевым был подписан Указ «О мерах по коренному совершенствованию процессов урбанизации», который станет своеобразной отправной точкой по формированию государственного регулирования процессов урбанизации и внутренней миграции. В Казахстане также в этом ключе ведется работа по подготовке Прогнозной схемы территориально-пространственного развития страны до 2030 года. В Кыргызстане в продолжение реализации мер региональной политики 2019 год был объявлен годом развития регионов и цифровизации страны. Несмотря на то, что в странах Центральной Азии зачастую применяются различные друг от друга инструменты и методы по учету демографических трендов и решению проблем территориального развития, общим является то, что постепенно государства региона двигаются к пониманию необходимости централизованного управления данных процессов.

7. Китай в Центральной Азии: закономерный рост геополитических издержек

В последние годы в Центральной Азии происходило усиление экономической роли Китая. Это обусловлено объективными причинами – снижением инвестиционной активности России и Запада, ростом экономики КНР, стремлением стран Центральной Азии диверсифицировать свои геополитические кейсы и т.д. Инструментом по продвижению китайских экономических интересов стал «Экономический пояс Великого Шелкового Пути». Данный проект институализировал КНР в качестве серьезного экономического игрока в Центральной Азии. При этом Китай подчеркнуто представляет свое продвижение сугубо экономическими интересами и на взаимовыгодной для стран региона основе. Вместе с тем активизация китайского экономического присутствия вызвало естественную реакцию в виде дискуссии о рисках и угрозах экономического поглощения Китаем Центральной Азии. Все это закономерно привело к тому, что китайский фактор начал приобретать политический нарратив. Это выражается в использовании антикитайского фактора во внутриполитической борьбе, а также для мобилизации оппозиционного потенциала и триггера протестных настроений. Подобная политизация во многом носит манипулятивный и спекулятивный характер. Параллельно в общественном мнении и экспертных дискуссиях будет усиливаться понимание, что усиление экономической роли Китая это естественный и объективный процесс, основанный на усиливающейся роли КНР в глобальной экономике.
Перевод китайского фактора в позитивное русло во многом будет зависеть как от разъяснения властями стран региона тезиса о необходимости инвестиций для развития экономики, так и от использования Китаем различных форм и инструментов для правильного позиционирования деятельности китайских кампаний. В частности, должен быть изучен опыт западных кампаний по проведению в странах региона активной социальной политики.

8. Активизация внутриполитических процессов в Кыргызстане

Один из факторов, который будет влиять на Центральную Азию-2019 – внутриполитическая ситуация в Кыргызстане. Ее ключевым фактором станет противостояние между командами действующего главы государства и экс-президента, которое будет определять характер политических процессов в Кыргызстане. Тренд на данное противостояние заложен в минувшем году заложен и выражался в кадровой зачистке госаппарата, в антикоррупционных обвинениях против членов команды экс-президента, в запуске процедуры по лишению его юридической неприкосновенности, в расколе в СДПК, а также в нарративе о черной кассе избирательной кампании. В 2019 году данное противостояние может привести к поляризации политических сил и конфронтации между ними. В любом случае, в текущем году ожидается высокий накал политической активности, который будет формировать внутреннюю повестку Кыргызстана.

9. Сохранение «желтого уровня» террористической угрозы в регионе

В 2019 году угрозы терроризма остаются одним из главных вызовов для стран Центральной Азии. Вхождение сирийского конфликта в новую фазу и ухудшение военно-политической обстановки в Афганистане, актуализирует продолжающийся процесс возращения центральноазиатских боевиков с зон военных действий. Несмотря на потерю значительной части военной силы, территории, источников доходов, различные террористические группировки, появившиеся вследствие конфликта на Ближнем Востоке, сегодняпредставляют значительную угрозу. В частности, оттеснение радикальных групп из зон влияния в Сирии и Ираке может компенсироваться активизацией процесса возращения выходцев из Центральной Азии в регион в качестве возможности вновь заявить о себе. Согласно мнению обозревателей, в течение последних двух лет в некоторых центральноазиатских республиках практически ежемесячно пресекалась деятельность малых радикальных группировок, члены которых прошли военную подготовку в Сирии и планировали совершение террористических актовна территории своих и соседних стран. Только в первом полугодии 2018 года в Кыргызстане были задержаны 12 членов международных террористических групп, в 2017 году было проведено порядка 20 спецопераций. В Таджикистане в ноябре 2018 года группа в составе 12 человек готовила нападение на российскую базу, один из лидеров воевал в составе ДАИШ в Сирии.
Между тем в июле 2018 года в Таджикистане группа, сочувствующих ДАИШ людей, совершила террористический акт, в котором погибли иностранные граждане. Это второй случай, ответственность за который взяла на себя данная группировка. Теракт в Таджикистане демонстрирует сохраняющуюся опасность со стороны спящих радикальных ячеек внутри региона. В настоящее время борьба с терроризмом приобретает особую остроту в связи со сложной геополитической обстановкой в Афганистане и на Ближнем Востоке, а также из-за процесса возвращения и активизации центральноазиатских боевиков в регионе. Все эти факторыв совокупности будут оказывать серьезное давление на систему безопасности в Центральной Азии.

10. «Афганский узел»: президентские выборы в условиях нарастающей угрозы терроризма

Турбулентная военно-политическая обстановка в Афганистане будет одним из основных факторов повестки региональной безопасности в Центральной Азии в 2019 году. Согласно последним данным Глобального индекса терроризма, Афганистан традиционно сохраняет за собой лидирующие позиции по террористической активности в мире. Тогда как по последнему оценкам Миссии ООН в Афганистане, число мирных жителей погибших в 2018 составляет рекордное количество более 8 000 человек. По оценкам обозревателей, в 2018 время правительство Афганистана только контролирует только 55-60 % территории, тогда как в 2015 году отметка составляла примерно 70%. Следует отметить, что террористическая деятельность движения «Талибан» и сторонников ДАИШ в Афганистане будет серьезным вызовом в 2019 году.
На этом фоне, намеченные на первую половину 2019 года выборы президента в Афганистане будут влиять на дальнейшую политическую стабильность страны и всей Центральной Азии. Примечательно, что предстоящая избирательная кампания, переносившаяся уже несколько раз, будет проходить в условиях жесткой конкуренции и латентных трений внутри афганской элиты. Важно отметить, что стабильность президентской предвыборной кампании будет проходить на фоне мирных переговоров правительства Афганистана, США с талибами. На этом фоне ожидается подключение стран Центральной Азии, в частности Узбекистана в качестве дополнительной площадки по урегулированию афганского процесса. Однако стоит понимать, что попытки инициировать мирные переговоры в Афганистане будет сопровождаться вспышками терроризма.

Может быть интересно:

Во-первых, созданные на Астанинской платформе зоны де-эскалации в Сирии показали свою эффективность в деле стабилизации обстановки на местах

Во-первых, созданные на Астанинской платформе зоны де-эскалации в Сирии показали свою эффективность в деле стабилизации обстановки на местах

8-го января Казахстанский Совет по Международным Отношениям (КАСМО) представил обзор десяти наиболее важных событий в 2018 году

8-го января Казахстанский Совет по Международным Отношениям (КАСМО) представил обзор десяти наиболее важных событий в 2018 году, имеющих ключевое значение для политического и экономического развития, стабильности и безопасности стран Центральной Азии.

Эксперты Азии предлагают свои собственные прогнозы и прогнозы для Азии в 2019 году

Эксперты Азии предлагают свои собственные прогнозы и прогнозы для Азии в 2019 году, от корейского полуострова до Южно-Китайского моря, текущей войны в Афганистане, США. S.- торговые споры в Китае, выборы в Индии и многое другое

В Южной Корее прошел международный симпозиум, с участием экспертов из одиннадцати стран, в том числе из Казахстана

В Южной Корее прошел международный симпозиум, с участием экспертов из одиннадцати стран, в том числе из Казахстана